Авторизация на порталеРегистрация на портале

Авторизация на портале

Авторизуясь на www.stockworld.com.ua Вы получаете доступ к расширенному функционалу портала: комментированию публикаций, организации встреч и участию в мероприятиях, созданию собственного профиля и просмотру профилей других зарегистрированных пользователей портала
РегистрацияЗабыли пароль?
Также Вы можете авторизироваться при помощи вашего профиля в социальных сетях. Вы автоматически принимаете на себя условия Правил поведения на портале, а также условий перепечатки и другого использования материалов портала
Авторизация на порталеРегистрация на портале
Также Вы можете зарегистрироваться при помощи вашего профиля в социальных сетях :
04.02.2016 | 10:03
3291
0

Виктория Страхова: «Общество не готово принять факт, что кто-то может пойти на нищенскую зарплату в госорган менять Украину»

Профи, ответственный за трансформации финсектора Нацсовета реформ, – об этих самых реформах и деятельности Совета.

Пожалуй, во всем украинском инвестиционном сообществе не сыщется человек, не знающий Викторию Страхову. Отвечая ранее за действия масштабного USAID по дотированию украинского финансового сегмента, нынче она перешла на позицию менеджера проектов позитивных изменений финсектора Национального совета реформ, но по-прежнему ассоциируется у рынка с рупором международной общественности. StockWorld.com.ua спросил Викторию и о преобразованиях системы, и о ее взглядах на достижения и упущения регуляторов. Что показательно, она ответила на все наши вопросы, без искючения. Как нам показалось, с небольшой долей пафоса, но откровенно.

Stock World: По данным Национального совета реформ, задачи, которые нужно было выполнить в 2015 году для реформирования финансового сектора, выполнены на 76 %. Вы считаете, это хороший показатель, или задачи можно было выполнить на 100 %, но чего-то не хватило? Чего именно?

76 % выполнения задач – хороший показатель для реформы финансового сектора.

Виктория Страхова: 76 % выполнения задач, запланированных на 2015 год, – хороший показатель для такой комплексной реформы, как реформа финансового сектора. Среди них было принятие ряда законов, которые бы при имплементации позволили изменить финансовый рынок к лучшему. Часть задач, таких, как обеспечение финансовой независимости и институционального потенциала Национального банка Украины (НБУ), институционального потенциала Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ), усиления контроля и ответственности за операциями со связанными лицами банков,  защита прав инвесторов путем внедрения института производного иска, обеспечение инструмента долгосрочной ресурсной базы для банков – срочных депозитов – были выполнены на 100 %. 

Все «хвосты» по задачам 2015 года будут закрыты в первом квартале 2016-ого.

Часть задач, в особенности касающихся рынка небанковских финансовых услуг и фондового рынка, были выполнены не в полном объеме.  Причины тому разные. По некоторым задачам, как, например, «сплит Нацкомфинуслуг», новая редакция закона о страховании – это определенные политические моменты, которые, возможно, сопряжены с тем, что не все хотят, чтобы НБУ имел возможность сделать страховой рынок страховым, а не схемным, как он сделал, и «того, что было» – банковским.  По некоторым задачам, таким, как защита кредиторов и защита прав потребителей финансовых услуг, нам не хватило политической воли и понимания важности вопроса со стороны украинского политикума – законопроекты ставились в повестку дня, но под номерами, которые явно не давали надежды на рассмотрение (хотя один закон нам удалось провести в первом чтении). По законопроекту о деривативах –  в процессе реализации мы поняли, что лучше всего будет дополнить его нормами и о регулируемых рынках (организованной спотовой торговле в том числе), и это позволит выполнить пункт 3.2 главы Х «Реформа финансового сектора» Коалиционного соглашения.  Это повлекло необходимость в дополнительном времени, поэтому законопроект был подан в Раду в ноябре и объективно не мог быть принят в целом до конца года. Но мы являемся оптимистами и надеемся, что все «хвосты» по задачам 2015 года будут закрыты в первом квартале 2016-ого. 

SW: Что вы считаете главным успехом в реформировании финансовой системы страны в 2015 году, а что можно приравнять к провалу?

ВС: Главный успех в 2015 году – это трансформация НБУ, обеспечение его институционального потенциала и финансовой независимости. Без этого не удалось бы стабилизировать макроэкономическую ситуацию и прогнозируемость будущего. А это, в свою очередь, фундамент для развития всего финансового сектора.

Главный успех в 2015 году – это трансформация НБУ.

Провалов в 2015 году не было. Для меня провал – осуществление действий, приведших к негативному не запланированному результату. У нас были не провалы, а промедления с реализацией задач и достижением намеченных целей.

SW: Большинство из полностью реализованных в прошлом году задач  касаются банковского сектора. Какие цели в реформировании банковского сектора будут ставиться на 2016 год? А какие в целом?

ВС: По реформе банковского сектора, как указывала глава НБУ Валерия Гонтарева, – это завершение перехода к режиму инфляционного таргетирования, что будет способствовать восстановлению доверия к национальной валюте, увеличение капитализации системы, внедрение новых подходов к оценке кредитных рисков, усиление защиты прав кредиторов и прав потребителей финансовых услуг, реализация следующего этапа трансформации НБУ для превращения регулятора в современный центральный банк.  

Общими задачами по всему финансовому сектору станет очищение этого сектора.

Общими задачами по всему финансовому сектору станет очищение финансового сектора, по банковскому и фондовому – продолжится, по небанковскому – войдет в активную фазу. Также общими будут увеличение прозрачности участников финансового сектора и совершенствование пруденциального надзора. НКЦБФР работает над инструментами, которые могут быть интересны, и «смежным» сегментам – корпоративные облигации, производные.

SW: Ответственный за реформирование всего финансового сектора – глава НБУ Валерия Гонтарева – несколько раз критически отзывалась о ходе реформ в небанковском секторе. Какова Ваша оценка изменений в небанковском секторе?

Такими же темпами, как НБУ, два других регулятора действовать не могут.

ВС: Валерия Алексеевна призывала следовать политике НБУ и активнее проводить очистку фондового рынка и рынка небанковских учреждений. К сожалению, такими же темпами, как НБУ, два других регулятора действовать не могут, так как для них не обеспечена функциональная независимость, в отличие от НБУ: обе Комиссии должны согласовывать проекты своих нормативно-правовых актов в Государственной регуляторной службе (ГРС) и Антимонопольном комитете Украины (АМКУ) (при необходимости), для них действует мораторий на проверки, следовательно, они не могут лишить лицензии соответствующие компании. Проект Закона Украины № 2300а уже более полугода находится в ВРУ и так и не был принят, несмотря на то, что является обязательством Украины по Меморандуму с МВФ. Все эти вопросы были подробно обсуждены 23 января на заседании Целевой команды реформ финансового сектора, в котором принимала участие Валерия Алексеевна. И глава НБУ обещала оказать поддержку, направленную на обеспечение функциональной независимости Комиссий.  

SW: 30 января 2015 года, ровно год тому назад, Президентом был назначен новый состав руководства НКЦБФР. Что, по Вашему мнению, является самой большой победой текущего состава комиссии, а что поражением?

ВС: Главной победой текущего состава Комиссии я считаю начавшуюся очистку фондового рынка, а также действия для развития фондового рынка – как инструментов, так и надежной инфраструктуры.  Данные о количестве дел о манипулировании наглядно демонстрируют волю все-таки создать цивилизованный рынок, а не мусорное болотце, не имеющее ничего общего с фондовым рынком.

Дела о манипулировании показывают волю НКЦБФР создать цивилизованный рынок, а не мусорное болотце.

Поражений пока не было – есть определенные промедления с законодательным обеспечением институционального развития и финансовой независимости, но надеюсь, что мы наверстаем это в ближайшие полгода. 

SW: НКЦБФР, судя по действиям, главной проблемой видит перенасыщенность рынка и планомерно и последовательно его чистит. Летом прошедшего года Вы вместе с Главой регулятора Тимуром Хромаевым рассказывали на пресс-конференции об этой работе. Как лично Вы оцениваете эту работу Комиссии?

ВС: «Перенасыщенность рынка ценнобумажным мусором» точно была – это наглядно демонстрирует падение капитализации листинговых компаний после того, как Комиссия начала очистку. И я позитивно оцениваю эти действия. Каждый раз в беседах с представителями иностранных организаций и инвесторов очень трудно было объяснить, почему какая-нибудь Механизированная колонна № 20 имеет капитализацию больше, чем крупный металлургический комбинат. Сейчас мы постепенно выходим на реалистичность картины, и она не будет вызывать недоумение у иностранцев и ухмылки украинских участников.  

«Перенасыщенность рынка ценнобумажным мусором» точно была.

SW: Участники рынка же утверждают, что главные проблемы – это отсутствие денег и инструментов. Кто из них прав – государственные служащие или представители бизнеса? Может, НКЦБФР следовало бы сосредоточиться на тех проблемах, которые называет рынок?

ВС: Правы и те, и другие – мультизадачность никто не отменял.  По отсутствию денег и инструментов: НКЦБФР – не МВФ и даже не НБУ – не даст и не напечатает, но Комиссия работает над многими проектами, которые эти самые деньги призваны привлечь – это и запуск второго уровня, и совершенствование регулирования, и стимулирование третьего уровня пенсионного обеспечения, и развитие рынка корпоративных и муниципальных облигаций. К сожалению, в большинстве случаев все упирается не в нормативку Комиссии, а в необходимость принятия Законов в Верховной Раде Украины, поэтому существует определенный лаг между очисткой рынка и появлением новых инструментов. Ожидаемо и понятно недовольство участников рынка, что пруденциальное регулирование ужесточается, а обилия инструментов и законных возможностей для заработка нет. Но мы выбрали европейский путь развития и хотим построить цивилизованный рынок, а не пребывать в болоте манипуляций. И я благодарна тем представителям бизнеса, которые не только критикуют Комиссию, но и помогают ей разрабатывать и продвигать те или иные инструменты.     

SW: НКЦБФР планирует перейти на самофинансирование, в частности, за счет сбора с оборота ценных бумаг. Как Вы считаете, «потянет» ли рынок такой налог?

Я за идею финансирования регулятора с рынка!

ВС: Я за идею финансирования регулятора с рынка, так как это осуществляется во многих странах – Германии, США, Великобритании, Польше, Хорватии, Франции, Финляндии и других. В каких-то странах могут существовать системы взимания платежей потранзакционно, например, в США СРО (FINRA), де-факто выступающая платежным агентом своих участников, и биржи платят сборы в размере $18.4 доллара с каждого миллиона, и $0.0042 за каждую фьчерсную транзакцию, но при этом с операций с государственными ценными бумагами такие платежи не взимаются. Для Украины, возможно, лучше вместо transaction-based approach перейти к performance approach, когда база для начисления сборов будет определяться результатом деятельности поднадзорного участника.    

SW: В одном из законопроектов, разработанных НКЦБФР, Комиссии предлагается передать функции по регулированию товарных рынков. Насколько, по Вашему мнению, Комиссии свойственно это, сможет ли она справиться с таким кругом задач? Ведь ресурсы регулятора ограничены, к сожалению…

Сосредоточение регулирования товарного рынка и рынка фининструментов в НКЦБФР полностью оправдано.

ВС: Согласно законопроекту 3498 НКЦБФР передается функция регулирования организованных товарных рынков, де-факто – товарных бирж. Механизм торгов на товарных биржах практически один и тот же, что и на фондовых, именно поэтому при обсуждении участниками рабочей группы концепции регулирования товарного биржевого рынка была поддержана идея передать его регулирование Комиссии, эта же идея зафиксирована и в заключении МЭРТ к данному проекту закона, направленного профильному парламентскому Комитету. Отчет IOSCO о принципах регулирования и надзора над рынками товарных деривативов указывает на необходимость обеспечить наблюдение и правоприменение (борьбу с манипулированием) не только на индивидуальных рынках (товарном, срочном), но и за взаимодействием этих рынков. Поэтому сосредоточение регулирования организованного товарного рынка и рынка финансовых инструментов в НКЦБФР целиком и полностью оправдано. Ресурсы регуляторов ограничены и сейчас – как и у НКЦБФР, так и у МЭРТ, который частично был регулятором этого рынка. Но по НКЦБФР свет в конце тоннеля ярче – надеюсь, мы сможем обеспечить ее финансовую независимость.

SW: Кстати, что Вы думаете насчет создания мегарегулятора?

ВС: Насчет мегарегулятора – думаю, что главное не количество, а качество. Мне все равно, будет мегарегулятор или будет несколько регуляторов. Главное – обеспечить эффективный надзор над деятельностью соответствующих субъектов и защиту прав инвесторов и потребителей финансовых услуг.

В мире обычно выделяют четыре модели организации регулирования финансового сектора:

  •  институциональная модель – по функциональному направлению;
  • консолидированная модель (мегарегулятор);
  • модель «Твин Пикс» – отдельный регулятор для пруденциального надзора и отдельный для контроля за финансовым поведением;
  • смешанная модель.

Функции и полномочия Нацкомфинуслуг будут разделены между НБУ и НКЦБФР.

Мне больше всего импонирует модель «Твин пикс» и опыт Великобритании – при этом выполнение надзорной функции даже в банковском секторе отделяется от функции центробанка по осуществлению операций на рынке.  Таким образом, осуществление операций на открытом рынке делает Центробанк для выполнения своих функций, отдельный орган для надзора, который включает в себя как надзор на индивидуальной основе, так и консолидированный, и орган по контролю за финансовым поведением, который в основном призван обеспечить защиту прав потребителей финансовых услуг. Но создание такой модели потребует значительного времени и ресурсов, поэтому в Украине пока не будет реализована какая-либо модель в чистом виде: функции и полномочия Нацкомфинуслуг будут разделены между НБУ и НКЦБФР.

SW: Действия нового состава НКЦБФР, несмотря на то, что он на половину сформирован из участников рынка, вызывают нарекания со стороны того же рынка. По некоторым вопросам общественность видит откровенные конфликты интересов. В чем Вы видите причину этого?

ВС: В том, что общество не готово принять факт, что кто-то может пойти на нищенскую зарплату в государственный орган, чтобы изменять Украину к лучшему. При этом, вопросы по конфликту интересов возникали и по текущему составу Комиссии, и по прежнему, просто ранее говорили об этом с большей опаской. Сейчас такое обилие антикоррупционных органов, гражданских организаций, доноров, что можно подавать все претензии, главное, чтобы хватило времени и желания.

Информационный фон есть отражение текущих дел на рынке.

SW: За последние два года рынок всколыхнуло много новостей, носящих весьма негативный характер и наносящих ущерб. Это махинации со средствами пенсионного фонда НБУ и последовавшие за ним уголовные дела, это обвинения регулятором ведущей биржи в том, что ее акции фиктивны. Есть ли у Вас идеи того, как улучшить информационный фон рынка, ведь он непосредственно влияет (по крайне мере, должен) на ситуацию на нем?

ВС: Информационный фон есть отражение текущих дел на рынке. Как ребенок рождается через крики, так и фондовый рынок проходит через такой фон. Я бы достаточно скептически оценивала понятие «ущерб» – рынок в понятии именно фондового рынка в большинстве своем был представлен ОВГЗ, и этот сегмент не пострадал. Рынок «мусора» – да, конечно. Но нужен ли нам рынок мусора? Хотим ли мы иметь фондовый рынок, куда придут иностранные и внутренние инвесторы, или мы хотим иметь болотце со свинками, радующимися этому замкнутому пространству?

Как Вы знаете, инвестиционная декларация НПФ НБУ была изменена, и теперь это только ОВГЗ и депозиты. По ведущей бирже – факт признания фиктивности акций не отражается на ее операционной деятельности. Что касается стоимости – с точки зрения экономики рыночная стоимость акций определяется ценой, которую готова заплатить  несвязанная компания-покупатель несвязанной компании-продавцу. Боюсь, что в текущей ситуации это будет ликвидационная стоимость мебели и железа, при том, для всех бирж в Украине. Но думаю, и ведущая биржа, и Комиссия решат вопрос по обращению акций биржи в рамках правового поля. 

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Оставить комментарий0
Для того, чтобы оставлять комментарии Вам нужно войтивойти или зарегистрироватьсязарегистрироваться.
Последние новости рубрики:
Stockworld's telegram
Подробнее