Авторизация на порталеРегистрация на портале

Авторизация на портале

Авторизуясь на www.stockworld.com.ua Вы получаете доступ к расширенному функционалу портала: комментированию публикаций, организации встреч и участию в мероприятиях, созданию собственного профиля и просмотру профилей других зарегистрированных пользователей портала
РегистрацияЗабыли пароль?
Также Вы можете авторизироваться при помощи вашего профиля в социальных сетях. Вы автоматически принимаете на себя условия Правил поведения на портале, а также условий перепечатки и другого использования материалов портала
Авторизация на порталеРегистрация на портале
Также Вы можете зарегистрироваться при помощи вашего профиля в социальных сетях :
21.09.2015 | 09:37
2111
0

Ник Пиацца: «Нужно ставить на потенциал внутреннего рынка, своих эмитентов и свои вложения»

CEO SP Advisors – о состоянии украинской экономики, ее перспективах и драйверах для роста.

... Он верит в украинский фондовый рынок, но при этом предпочитает повременить с инвестициями в него. Он знает, что необходимо для повышения инвестиционной привлекательности Украины. Он смеется громче всех других ТОП-менеджеров рынка ценных бумаг и рассказывает StockWorld.com.ua, во что стоит вкладывать на нем и во что вкладывает сам. 

SW: В одном из своих аналитических отчетов с макроэкономическими прогнозами SPAdvisors указывала, что после острого финансового кризиса наметились признаки оздоровления страны. Что на это указывает, и в чем это улучшение проявится?

Уже в первом квартале следующего года мы сможем увидеть небольшой рост ВВП.

Ник Пиацца: Для начала скажу, что я оптимист. И некоторое оздоровление действительно наблюдается. Что на это указывает? В первую очередь, статистические данные: темпы падения экономики уменьшаются и сегодня составляют «всего лишь» 14 %. Более того, думаю, что уже в первом квартале следующего года мы сможем увидеть небольшой рост ВВП. Динамика инфляции также замедляется в течение последних четырех месяцев – с рекордных 61 % в апреле до 53 % в августе. Реструктуризация внешних обязательств Украины – несомненно, еще один положительный сигнал, ожидаемый бизнесом и инвесторами. Впрочем, изменения не так скоры и значительны, а перспектива роста остается довольно хрупкой, но она есть...

SW: А чего стоит ждать к концу года? Насколько нам известно, Вы пересмотрели прогнозные показатели по украинской экономике.

Мы не видим причин для большой волатильности национальной валюты.

НП: В этот период может возобновиться рост ВВП. В результате мы ожидаем, что по итогам 2015-ого ВВП снизится на 12,4 % (год к году). Кроме того, мы не видим причин для большой волатильности национальной валюты, что также будет способствовать улучшению ситуации. Но особо хочу сказать о своих личных ощущениях, основанных на общении с клиентами. Если раньше украинские компании ориентировались на создание дешевого, но не слишком качественного продукта (мол, все равно он будет куплен Россией), то сегодня корпоративный сектор нацелен на высококачественную продукцию для экспорта на европейские, азиатские и другие рынки. Например, подобная ситуация была с грузинскими и молдавскими винами: после того, как производители перестали зацикливаться на Москве, они повысили качество продукта и вышли на международные рынки. Сегодня грузинское вино очень популярно в Бруклине, скажу я вам!

SW: Вы затронули вопрос волатильности нацвалюты. К примеру, Ваши коллеги из ICU прогнозируют курс на уровне 35 грн за 1 доллар США в 2017 году. Что Вы скажете на этот счет?

НП: На мой взгляд, прогнозировать макропоказатели на два года вперед в наших условиях – сродни гаданию. Логичнее говорить о горизонте приблизительно в полгода – год. В этот период, думаю, можно ожидать лишь незначительного роста курса доллара. Коллапса не будет: наш прогноз курса гривны к доллару на конец года составляет 23,6 грн/долл.

Прогнозировать макропоказатели на два года вперед в наших условиях – сродни гаданию.

Ник Пиацца
Генеральный директор SP Advisors.

SW: И все же, говоря о росте украинской экономики уже в ближайшее время – в конце текущего – начале следующего года, что может выступить драйверами для этого?

НП: Прежде всего, стоит вести речь о сельском хозяйстве. Если я не ошибаюсь, около 15 % «твердой» валютной выручки страны всегда обеспечивал экспорт зерна. Не станет это исключением и сейчас, хотя теперь показатель может вырасти до 40 % (так как металлургия как сектор достаточно «просела»). Таким образом, мы будем сильно зависеть от урожая, и стоимость soft commodities (сырья – сои, кукурузы, пр.) на мировых рынках будет одним из определяющих факторов для роста, но, в то же время, и риском. Также стоит отметить активный рост ИТ-сегмента – 300 – 400 %% ежегодно, это более чем внушительный показатель. Но для начала Украина сама должна определиться с позиционированием – какая она страна, где ее ниша, как «продвигать» свой продукт. Ведь мир меняется, и Украина тоже должна меняться.

Украина должна определиться с позиционированием – какая она страна, где ее ниша, как «продвигать» свой продукт.

SW: Таким образом, агро- и ИТ-секторы – драйверы для экономического роста Украины. А какие секторы наиболее интересны и привлекательны сейчас для инвесторов, кроме обозначенных?

НП: Разумеется, розница – все-таки в Украине проживает 45 млн потребителей. Производство пищевых продуктов также вполне интересно – опять же, в связи с масштабом внутреннего рынка и потенциалом экспорта.

SW: Продолжим разговор о заинтересованности инвестора. Не так давно украинское правительство озвучило свои планы по продаже крупных государственных объектов – Одесского припортового завода, Центрэнерго и пр. Что Вы скажете об инвестпривекательности этих предприятий? Стоит ли продавать эти активы сейчас, или лучше подождать, пока они вырастут в цене?

Прогресс в вопросе приватизации станет хорошим сигналом для иностранных инвесторов и компаний.

НП: Украина имела тысячу и один шанс продать активы очень дорого, по бешеной цене. Но правительство по тем или иным причинам этого не сделало, буквально десять лет было потрачено впустую, а теперь приходится продавать эти объекты дешевле. Проблема лежит в плоскости госуправления предприятиями. Власти должны заниматься вопросами градостроительства, медицины, социальной защиты и пр. Если у государства сложности со всеми вопросами – от принятия бюджета до обеспечения школ, то как оно может эффективно управлять стратегическими компаниями? С точки зрения инвестпривлекательности прогресс в вопросе приватизации станет хорошим сигналом для иностранных инвесторов и компаний: их здесь ждут.

SW: Переходя от вопроса о покупке госпредприятий, что можно сказать о процессах M&A в целом? Какие настроения у инвесторов? Готовы ли они покупать? Если да, то, опять же, в каких секторах?

НП: Стоит отметить, что инвесторы, готовые покупать отечественные компании, существуют. Но это такая особая порода покупателей, которые готовы брать рисковые активы по низким мультипликаторам (не более 3 – 4 EBITDA). То есть, речь идет о компаниях, испытывающих определенные финансовые трудности, и готовых продать активы или долю в бизнесе по более низкой стоимости.

Инвесторы, готовые покупать отечественные компании, существуют.

Ник Пиацца
Генеральный директор SP Advisors.

SW: M&A, консультирование и прочее. На чем сейчас зарабатывает SPAdvisors? Какие проекты в работе, какие сегменты рынка приоритетны для Вас?

У нас есть собственные инвестпроекты – к примеру, в грузинские фруктовые компании.

НП: Мы по-прежнему нацелены на классический инвестбанкинг. Мы помогаем украинским компаниям достойно представить себя международным инвесторам, помогая привлечь финансирование. Естественно, о рынке акций сейчас говорить не приходится, потому речь идет, скорее, о долговом, торговом финансировании и привлечении акционерного капитала от частных инвесторов. Это нелегко сейчас, но востребовано среди наших украинских клиентов. Кроме того, у корпоративного сектора большой интерес к товарному рынку. Так, мы помогаем сельскохозяйственным и продовольственным компаниям хеджировать ценовые и валютные риски с помощью Чикагской товарной биржи. Еще одно направление бизнеса – управление активами для частных клиентов. Плюс у нас есть собственные инвестпроекты – в агросектор, к примеру, в грузинские фруктовые компании.

SW: Давайте перейдем от общего к частному, от драйверов развития украинской экономики к драйверам для отечественного фондового рынка.

 Самый легкий и результативный выбор для Украины – сделать «кальку» польского опыта.

НП: Думаю, что самый легкий и одновременно результативный выбор для Украины – сделать «кальку» польского опыта. То есть, в двух словах, ослабить валютное регулирование и закрыть государственный Пенсионный фонд, создав частные пенсионные фонды. Дать возможность украинским гражданам самостоятельно выбирать объекты для инвестирования и, в то же время, самим обеспечивать свое будущее, быть хозяевами своей жизни, не надеясь на государство. Это единственное спасание для украинского фондового рынка, на мой взгляд.

SW: При этом, мы видим, что Национальная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР) как регулятор, ответственный за развитие сегмента, анонсирует сейчас несколько иные векторы для его движения и, следовательно, своей работы. Это, в частности, борьба с так называемыми мусорными ценными бумагами, фиктивными эмитентами.

НП: Конечно, это правильные решения, и к ним нужно было прибегать еще 20 лет назад. Но это только отдельные, разрозненные шаги. Разумеется, можно убрать весь «треш» с рынка, но что тогда на нем останется?

Разумеется, можно убрать весь «треш» с рынка, но что тогда на нем останется?

SW: Действительно, чем тогда торговать?

НП: Уместно говорить о новых эмитентах. Ведь, если так дело пойдет дальше, то на рынке останутся только бумаги какой-нибудь «Мотор Сичи».

SW: А откуда же взяться новым эмитентам?

НП: Это могут быть «малые компании», почему нет? Главное – желание. Но когда речь идет об упрощении валютного регулирования, налоговой и других реформах, одна только Комиссия здесь бессильна. Вопрос в ликвидности, и не только за счет внешнего капитала. Гораздо важнее «ставить» на потенциал внутреннего рынка, своих эмитентов и свои вложения.

Я поставил крест на локальных биржах еще в 2012 году.

SW: Также Комиссия говорила о необходимости усовершенствования биржевой инфраструктуры. Каково Ваше мнение на этот счет?

НП: Лично для себя я поставил крест на локальных биржах еще в 2012 году, в последнее время не глубоко погружен в этот аспект деятельности рынка. Но могу сказать, что основная беда – не в инфраструктуре, не в перечне инструментов, а в отсутствии ресурсов. Говоря иначе, на биржах нет денег. Их появлению может способствовать налоговая и другие реформы. Но Комиссия по ценным бумагам, как мы понимаем, не может на это влиять, к сожалению.

SW: Инвестклимат стал уже какой-то притчей во языцех – все и постоянно говорят о его улучшении. Назовите, пожалуйста, три основных аспекта, которые помогут Украине продвинуться в этом вопросе. Что это, кроме уже отмеченной Вами налоговой и пенсионной реформ?

НП: Я бы отметил еще так называемую деоффшоризацию, которая идет в неразрывной связке с упрощением налогового и валютного регулирования. Нам нужно создать привлекательные условия для компаний, чтобы крупные налогоплательщики были заинтересованы вернуться с BVI, Панамы, Сингапура и других «дружественных» юрисдикций в Украину.

SW: Верите ли Вы вообще в фондовый рынок? Как, по-Вашему, существует ли он вообще?

НП: Я бы сказал, что он умер в 2008 году. Но, подумав, склонился бы к тому, что почил он в 2012-ом. А если серьезно, смотря что подразумевать под вопросом. Если говорить о локальных ценных бумагах, то пациент скорее мертв, чем жив. А что касается украинского фондового рынка в глобальном понимании, то ценные бумаги компаний с активами в Украине котируются на ведущих иностранных биржах. Разве это не признак жизни? Соответственно, интерес к фондовому рынку у эмитентов есть, необходимо лишь создать условия для того, чтобы этот рынок возник и был привлекателен не только за рубежом, но и здесь, в Украине.

Интерес к фондовому рынку есть, но нужно создать условия для того, чтобы он был привлекателен не только за рубежом.

SW: А в ОВГЗ верите? Есть ли перспективы у этого инструмента?

НП: Это интересный инструмент, и клиент на него всегда будет. Но при этом необходимо понимать его дороговизну – в плане временных затрат и удобства. Допустим, я могу купить еврооблигации компании Х с доходностью 8 % годовых, операции с которыми регулируются международным законодательством. А могу приобрести ОВГЗ с доходностью 9 %, но при этом пройти через все круги ада, связанные с бюрократией и валютным регулированием НБУ…. Пожалуй, я пожертвую доходностью в 1 % и куплю бонды компании Х. Но и на ОВГЗ будет свой специфический клиент, готовый покупать, несмотря на риски и относительный комфорт при работе с украинскими брокерами.

SW: Во что бы Вы лично инвестировали в Украине, в какие ценные бумаги?

Как и другие инвесторы, я предпочитаю подождать до конца года.

НП: Как и многие другие инвесторы, я предпочитаю подождать до конца года, до завершения (или старта?) реформ и подготовиться к новому бизнес-сезону начала 2016 года. Кроме того, необходимо посмотреть, как будет дальше развиваться ситуация на американском и китайском рынках. Пока же интереснее вложить средства в банк под 4 – 7 %% годовых. Думаю, рост ВВП будет знаком к возвращению на украинский фондовый рынок.

SW: В окончание нашей беседы скажите, пожалуйста, на какой вопрос Вы хотели бы ответить, но StockWorld.com.ua Вам его не задал?

НП: Мне бы хотелось рассказать, почему отсутствует доверие к этому сегменту и к Украине в целом как к объекту для инвестиций.

SW: Так почему же нет такого доверия?

«Ребята, не бойтесь, приезжайте и инвестируйте в Украину!».

НП: Мы в SP Advisors неоднократно обсуждали этот вопрос в офисе. Есть такая штука – глобальные мировые рейтинги, которые оценивают успешность и инвестпривлекательность стран. И вот Украина в различных таких рейтингах всегда «пасет задних», размещаясь где-то между Анголой и Нигерией. Но в реальности ведь наша страна более безопасна, более интересна, более перспективна. В то же время, какой-то инвестор, сидя на -надцатом этаже своего офиса, принимая решение об инвестировании, будет опираться на такие рейтинги и исследования. Посмотрев на такие позиции Украины, инвесторы или мультинациональные компании вряд ли решат рисковать и вкладывать сюда. В этом смысле наша работа состоит в развенчании мифов. Очень часто я говорю своим коллегам, партнерам, инвесторам: «Ребята, не бойтесь, приезжайте и инвестируйте в Украину!». Пока же у Украины нет четкого позиционирования, четких месседжей, четкой инвестстратегии. Нет даже единой согласованной инвестполитики и инвестпрезентации. Поэтому возникает такая проблема с доверием. Соответственно, прежде всего, необходимо определиться, – who we are and what we do. И тогда все получится!

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Оставить комментарий0
Для того, чтобы оставлять комментарии Вам нужно войтивойти или зарегистрироватьсязарегистрироваться.
Последние новости рубрики: