Авторизация на порталеРегистрация на портале

Авторизация на портале

Авторизуясь на www.stockworld.com.ua Вы получаете доступ к расширенному функционалу портала: комментированию публикаций, организации встреч и участию в мероприятиях, созданию собственного профиля и просмотру профилей других зарегистрированных пользователей портала
РегистрацияЗабыли пароль?
Также Вы можете авторизироваться при помощи вашего профиля в социальных сетях. Вы автоматически принимаете на себя условия Правил поведения на портале, а также условий перепечатки и другого использования материалов портала
Авторизация на порталеРегистрация на портале
Также Вы можете зарегистрироваться при помощи вашего профиля в социальных сетях :
07.12.2016 | 09:28
1337
0

Бюджет регулятора. Какого? За счет кого?

http://www.thecountrycaller.com/
http://www.thecountrycaller.com/

Можно ли прожить ведомству на 50 млн грн в год, и что с этим делать.

StockWorld.com.uaуже поднимал вопрос государственного финансирования регуляторов финансового сектора, в частности, НКЦБФР (Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку) – в последнее время он активно обсуждается в аспекте самофинансирования. Напомним, что в последнее время государственные ассигнования для Комиссии составили около 50 млн грн в год, что ничтожно мало (хотя, пожалуй, суммы бюджетных поступлений никогда не были достаточными). Кто-то видит именно в этом (в другом подходе к бюджетированию) спасение, другие же считают, что мегарегулятор, как говорится, «в помощь», третьи убеждены, что НКЦБФР вообще нужно упразднить. Посмотрим, каких мнений больше?

Не будем скрывать, к подготовке данного материала нас подтолкнул Алексей Сухоруков, управляющий партнер ИГ «Универ», своей публикацией в Facebook, лейтмотивом которой было «проедание» Комиссией денег налогоплательщиков.

Сухоруков о бюджете

Наша редакция обратилась за данными о финансировании регулятора непосредственно в сам регулятор и, исходя из ответа НКЦБФР, финансированием это можно назвать с большой натяжкой: в 2012-ом году объем поступлений составил 43,6 млн грн, в 2013-ом – 44,7 млн грн, в 2014-ом – 47,6 млн грн, в прошлом – 42,2 млн грн, в текущем – 52,5 млн грн, а в следующем планируется почти 87 млн грн.

И сказать, что это вызывает ряд трудностей, рисков – ничего не сказать. 

«Безусловно, это, прежде всего, коррупционные риски. Одно дело, когда сотрудник регулятора может обеспечить себя на каком-то, пусть даже минимальном, уровне, и перед ним возникает дилемма – воспользоваться ли своим служебным положением для незаконного обогащения. Совершенно другое дело, когда он вынужден искать или создавать коррупционные возможности, потому что его заработная плата не позволяет содержать себя, а там более свою семью. На втором месте – материально-техническое обеспечение», – рассуждает Евгений Воропаев, экс-Член НКЦБФР.  

С ним соглашается Виктория Страхова, менеджер проектов позитивных изменений финсектора Национального совета реформ, добавляя еще другие негативные последствия недостаточного финансирования: «По моему мнению, низкие  зарплаты провоцируют, в первую очередь, низкую мотивацию сотрудников, что сказывается на эффективности регулирования, и также несет в себе коррупционные риски. Отдельный фактор – ненадлежащее финансирование материально-технического обеспечения. Комиссия должна обладать хорошим технологическим оснащением, которое бы позволило ей стать больше аналитическим центром, с автоматизированной системой контроля за рынком, нежели складом документов, как сейчас». 

В какой стране Евросоюза регулятор фондового рынка регулирует непубличные компании?

Немного в ином направлении смотрит Сергей Антонов, член совета АУФТ (Ассоциации «Украинские фондовые торговцы»): «Проблема с финансированием возникает из-за того, что регулятор занимается тем, чего хочется ему, а не тем, что нужно рынку. Как иначе сказать при отсутствии какого-либо плана, реально согласованного с участниками рынка?». Антонов высказывает мнение, что тратятся бюджетные деньги на разработку бессистемных законопроектов по увеличению полномочий самой же комиссии, продуцируются внезаконные решения комиссии, приводя в пример Положение о фиктивности. Также он добавляет, что десятки сотрудников сочиняют акты о правонарушениям по сомнительным поводам, и еще значительное число сотрудников не вылазит из судов – и уже не только с участниками рынка, а и с Минюстом. «При этом НКЦБФР настойчиво продолжает регулировать более трех тысяч ЧАО, хотя в какой стране Евросоюза регулятор фондового рынка регулирует непубличные компании? Похоже, что весьма значительные средства руководство НКЦБФР тратит на само-PR. Опять задумали создать систему мониторинга фондового рынка, хотя она уже есть! Уберите всю эту псевдодеятельность – и денег хватит!», – добавляет представитель СРО.

Алексей Сухоруков, в свою очередь, сравнивает регулятора фондового рынка с вахтером, дополняя: «Текущие объемы рынка не прокормят и вахтера, не говоря уже о замене его на того, кто способен что-то развивать. Можно, конечно, ввести налог на активы – и драть с собственников процент от стоимости принадлежащих им ценных бумаг, но это лишь усугубит ситуацию – деньги будут быстрее бежать в доллар, в оффшор, к черту на рога, лишь бы свалить из «кислотной» юрисдикции, которая от такого налога станет еще хуже. А если вахтер жалуется, что он сильно устает и зарплата не соответствует его функциям, то, может, пересмотреть функции и перевести его на полставки?».

Не менее 50 % работы, которую делает НКЦБФР, никому не нужна.

Он солидарен с Антоновым насчет того, что не менее 50 % работы, которую делает НКЦБФР, никому не нужна. «Например, Комиссия следит за тем, чтобы ЧАО, принадлежашее одному акционеру, вовремя публиковало (платные!) объявления в бумажных СМИ. Ее сотрудники тратят время на то, чтобы проверять, внес ли сертифицированный специалист данные в никому-не-нужную базу. Комиссионеры занимаются выписыванием штрафов за якобы манипулирование по мизерным сделкам, которые даже не изменили биржевого курса, от которых никто не пострадал и на которых никто не мог бы получить никакой заметной прибыли даже теоретически. После этого их юристы вынуждены бегать по судам, доказывая, что это злостное нарушение буквы закона. Все это – ИБД (имитация бурной деятельности), которая длится десятками лет, но которая вполне устраивает тех, кто распоряжается государственным бюджетом».

Абстрагируясь от функционала НКЦБФР (как-никак, но он определен на уровне указа Президента), вернемся к теме изменения модели финансирования регулятора, которая не только муссируется, но и предлагается на законодательном уровне.

Виктория Страхова полагает, что, исходя из текущего состояния рынка модель финансирования должна быть смешанной: «частично из бюджета, частично с участников рынка. Платежи с участников рынка в такой модели также предполагались бы двух видов. Небольшая часть – фиксированные: плата за получение лицензий, регистрацию проспектов и т. п., и часть – определяемая по формуле – согласно финансового результата поднадзорных субъектов. По моему мнению, это позволит внести определенную логику: чем эффективнее регулятор позаботился о развитии рынка, тем лучше финансовый результат самих участников рынка, и тем больше платежи в фонд финансирования Комиссии». 

Чем эффективнее регулятор позаботился о развитии рынка, тем больше платежи в фонд финансирования Комиссии.

Развивая идею о самофинансировании, Евгений Воропаев уточняет, что она имеет право на жизнь, но, на его взгляд, «она должна реализовываться в связке с идеей об институциональной независимости регулятора. При этом, начинать реализовывать эту идею нужно с изменения процедуры назначения Главы и членов Комиссии, сделать ее прозрачной и конкурентной. Если регулятор может финансироваться за счет рынка, то и рынок должен иметь больше возможностей по участию в работе регулятора, влиянию на его политику. В этом плане очень показателен недавно принятый закон о НКРЭКП, который предусматривает назначение членов на открытых конкурсных началах»

Кроме того, как известно, в последнее время многие эксперты предлагают по пути созданию мега-регулятора финансового рынка – на базе Национального банка Украины. Первый шаг к этому уже сделан – идет работа по ликвидации Нацкомфинуслуг и разделения ее функций между НБУ и НКЦБФР. Существуют мнения, что это улучшит ситуацию с финансированием регулятора фондового рынка, хотя, есть и те, кто считает, что эту сферу проще отдать «в управление» Центробанку.

Сергей Антонов в этом плане непреклонен и краток: «В условиях Украины мегарегулятором должен стать центральный банк»

Больше развил эту мысль в комментарии для SW бывший Член Комиссии господин Воропаев: «С одной стороны, на мой взгляд, с учетом сегодняшнего состояния рынка для его регулирования хватило бы и одного департамента в структуре НБУ. С другой стороны, в наших условиях передача НБУ регулирования фондового рынка неизбежно будет означать превалирование денежно-кредитных инструментов над инструментами рынка ценных бумаг. Для бизнеса это будет означать сужение возможностей для свободного перераспределения капитала. Поэтому я, скорее, противник передачи функции регулирования фондового рынка Центробанку, тем более в целях сокращения бюджетных расходов. Бюджет НКЦБФР всегда был невелик, поэтому с точки зрения бюджетной экономии ликвидация Комиссии – это капля в море».

С точки зрения бюджетной экономии ликвидация Комиссии – это капля в море.

Виктория Страхова также не считает создание мега-регулятора панацеей: «С целью оптимизации структуры и снятия «клубка (не)разрешимых противоречий» можно, конечно, создать мегарегулятор, но боюсь, импульса развития фондовому рынку не придаст». 

Подобной позиции придерживается и Алексей Сухоруков«Я  негативно отношусь к идее мегарегулятора, он задушит остатки крошечного рынка. Когда в адекватной организации не хватает денег, то она, в первую очередь, увольняет ненужных людей и сокращает малополезные направления. В НКЦБФР нужно сокращать бюрократию, избавляясь от пустой траты бюджетных денег, а не увеличивать расходы. Экономика не заметит, если сократить и 100 % персонала регулятора. Большую часть сравнительно полезных функций можно делегировать «хозрасчетным» организациям. Например, регистрацией выпусков ЦБ мог бы заниматься депозитарий, сертифицировать специалистов могли бы так называемые СРО и т.п. Качество рынка, от этого бы, мягко говоря, не ухудшилось».

... Мы все постоянно слышим, как участники рынка, равно как и сама Комиссия, постоянно говорят о мизерных объемах торгов, о катастрофическом снижении ликвидных инструментов. Так же не стихают разговоры о непонимании государством и органами власти места и роли фондового рынка в финансовой системе координат. Возникает вопрос: имеет ли смысл в принципе государству финансировать тот сегмент, который не существенен по объему, равно как и не понятен его функционал? Ответить на него очень бы хотелось словами Виктории Страховой«А непонимание государством роли фондового рынка – да, обидно, но это не повод опускать руки. Свет в конце тоннеля есть, хоть тоннель этот пока все такой ж длинный».  

Уже завтра следите за развитием темы на StockWorld.com.ua!

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Оставить комментарий0
Для того, чтобы оставлять комментарии Вам нужно войтивойти или зарегистрироватьсязарегистрироваться.
Последние новости рубрики:
Stockworld's telegram
Подробнее