Авторизация на порталеРегистрация на портале

Авторизация на портале

Авторизуясь на www.stockworld.com.ua Вы получаете доступ к расширенному функционалу портала: комментированию публикаций, организации встреч и участию в мероприятиях, созданию собственного профиля и просмотру профилей других зарегистрированных пользователей портала
РегистрацияЗабыли пароль?
Также Вы можете авторизироваться при помощи вашего профиля в социальных сетях. Вы автоматически принимаете на себя условия Правил поведения на портале, а также условий перепечатки и другого использования материалов портала
Авторизация на порталеРегистрация на портале
Также Вы можете зарегистрироваться при помощи вашего профиля в социальных сетях :
09.03.2017 | 14:31
33673
0

Возникновение английского рынка ценных бумаг.

«Славная» и финансовая революция в Англии.

В 1688 году в Англии произошла «Славная революция» (Glorious Revolution) государственный переворот, в результате которого был свергнут Яков II Стюарт, католик по вероисповеданию. Переворот был совершен при участии голландского экспедиционного корпуса под командованием Вильгельма Оранского, протестанта и правителя Нидерландов. Он стал королем Англии под именем Вильгельма III и правил вместе с Марией II Стюарт (дочерью Якова II).

В составе экспедиционного корпуса было много британских эмигрантов-протестантов, и после переворота в Англии восторжествовал протестантизм. А протестантская этика сыграла, согласно известным идеям Макса Вебера, решающую роль в формировании «духа капитализма».

Английская финансовая система и до этого значительно отличалась от стран континентальной Европы – парламент имел гораздо больше полномочий в контроле торговых и финансовых операций (во Франции эти вопросы мог решать только король), а «Славная революция» ещё больше заострила эти отличия. Так сформировалось принципиальное отличие британской модели общественного устройства (сложившейся под влиянием Нидерландов) от других стран континентальной Европы, и прежде всего – Франции.

Свойственные такой модели децентрализация, повышенная самостоятельность предпринимателей и распространение протестантизма определили дальнейшее направление развития английской экономики и финансовой системы. Оно значительно отличалось от пути Франции с более регламентированным обществом, где предприниматели старались как можно быстрее получить дворянство и жить на земельную ренту или же всеми правдами и неправдами попасть на государственную службу. Ещё со времен Людовика ХІV, стремившегося изгнать из Франции ереси, религиозной терпимости не было во французском обществе, а купцы-гугеноты, которые могли бы сыграть ту же роль, что и английские протестанты, подвергались гонениям.

Изгнанные из Франции гугеноты переселились в Англию в 1685 г., незадолго до «Славной революции». Они привезли с собой не только значительные капиталы – около 3 млн фунтов, но и новые технологии (в том числе и финансовые), неизвестные в Англии. Они воплотились в первых английских банках – Orphans Bank, Million Bank и наиболее известного Bank of England1694 г.). А когда в 1688 г. после «Славной революции» был свергнут английский король-католик Яков ІІ и его место занял голландский принц-протестант Вильгельм Оранский, это помогло финансовым инновациям из Амстердама распространиться в Лондоне.

В свите Вильгельма Оранского из Амстердама в Лондон прибыли многие финансисты, принеся с собой не только значительные капиталы, но и отлаженную технику биржевых операций, что ускорило создание новой британской экономической системы. А религиозные войны в Европе конца ХVІІ в. (связанные с противоречиями между католиками и протестантами) стали дополнительным фактором, подтолкнувшим к эмиграции в Англию таких амстердамских банкиров, как Генрих Хоуп и др. Начал формироваться слой профессиональных государственных служащих, работавших за высокое жалование, а не за право получить лицензию на сбор налогов и принять участие в расхищении казны, как это было во Франции.

В Англии отказ от долгов стали считать совершенно неприемлемым. В ХIV–ХVI веках в Англии объявление дефолта было обычным делом (в Лондоне хорошо помнили о дефолте казны в 1672 г., когда погрязший в долгах король Карл ІІотказался от выплат по своим обязательствам), и необходимо было достижение определенного уровня зрелости финансовой системы, чтобы стать «недефолтной» страной. Это обстоятельство в дальнейшем сыграло немалую роль в утверждении британского лидерства.

Так реформы Вильгельма Оранского привели к повышению экономической стабильности Англии. Случаев отказа от долгов уже практически не было, а британские монеты считались наиболее обеспеченными золотом. В изданном в 1688 г. законе (Promissory Notes Act) отмечалось, что королевская власть ограничивается в решении финансовых вопросов, а значительная часть полномочий отдана парламенту. Уменьшалось право короля регулировать сбор налогов и упорядочивался сбор пошлин с целью наиболее эффективного распределения их на общественные нужды.

Государственный долг стал рассматриваться не как долговое обязательство физического лица (короля), а как национальный долг страны.

Ранее государственный долг представлял собой совокупность отдельных не упорядоченных долговых обязательств. Кредиторы (обычно это были частные банкиры) стремились вернуть свой долг с процентами как можно скорее, а рынка, на котором могли бы обращаться государственные долговые ценные бумаги, ещё не существовало. Так политическая «славная революция» 1688 г. переросла в финансовую революцию, длившуюся до конца XVII века и затронувшую государственные («публичные», как говорили в то время) и личные, приватные финансы.

В это время было учреждено около сотни новых акционерных компаний (в том числе Bank of England и New East India Company), дававших инвесторам возможности вложить свои капиталы в самые различные предприятия, от вполне солидных (связанных, к примеру, с производством бумаги) до авантюристических, предлагавших заняться поиском затонувших кораблей с сокровищами. Быстро растущий интерес в обществе к новым инвестиционным возможностям стал причиной столь же быстрого возникновения рынка акций, а также рынка деривативов.

Английские инвесторы поняли, как можно использовать эти рынки для повышения своих доходов и для управления рисками. Появился новый социальный слой лиц, занимавшихся ценными бумагами – джобберы(stock-jobbers). При виде такого массового оживления среди инвесторов интерес к финансовому рынку возник и у государства, получившего только лишь с 1693 по 1698 гг. 6,9 млн фунтов от размещения различных лотерейных займов и аннуитетов. Так «Славная революция» 1688 г., а за ней и финансовая революция 1690-х годов стала поворотной точкой во взаимоотношениях государства и его кредиторов.

Гарантии (а точнее, не столько гарантии, сколько обещания) со стороны государства стимулировали инвесторов вкладывать свои капиталы в новый долгосрочный инструмент – государственные облигации. Возможно, эти обещания были не большими, чем в предыдущие десятилетия, но массовый рынок государственных облигаций, основанный на определённом доверии к ним, возник именно после «Славной революции». С финансовой революцией 1690-х годов были связаны не только оптимизм, но и опасения, что на английском финансовом рынке станут преобладать спекулянты, лишь отвлекающие инвесторов от торговли – фундаментальной основы всей английской экономики. Многие считали, что сама идея получения прибыли от сделок с финансовыми инструментами завлекает честных предпринимателей в запутанный мир финансовых операций, связанный с борьбой группировок в правительстве, не всегда понятной обычному инвестору.

Такое негативное отношение касалось и акционерных компаний, учреждавшийся в 1691–1693 гг., и особенно джобберов, которых считали спекулянтами. Те, кто рискнул вложить свои капиталы во время бума 1691–1693 годов, сильно рисковали, так как многие из новых компаний были весьма сомнительными. Однако из-з того, что после «Славной революции»1688 г. государственные финансы контролировались парламентом, большинство инвесторов наивно верило в безопасность своих капиталовложений.

В 1696 г. учредительский бум сменился спадом – сказалась Девятилетняя война (1689–1697). Однако было бы неверно говорить, что с этим спадом финансовая революция в Англии закончилась или упёрлась в тупик. Хотя многие из небольших акционерных компаний, основанных в 1690-е годы, просуществовали недолго, инновационные методы инвестирования и, главное, изменения в менталитете инвесторов остались, как остались Банк Англии и активный вторичный рынок государственных облигаций.

Нередко высказывается мнение, что в создании английского рынка ценных бумаг в 1690-х годах основную роль играли именно государственные бумаги, а корпоративные (прежде всего акции) стали распространяться позже. В действительности дело обстояло не совсем так. К моменту начала первых экспериментов с секьюритизацией государственного долга в Англии уже существовал инновационный и весьма динамичный рынок акций, связанный с учредительским бумом 1691–1693 гг. Для понимания лондонского финансового рынка 1690-х годов необходимо учитывать социальную и политическую среду, в которой действовали первые инвесторы.

Для многих из них приобретение акций (в особенности, когда речь шла об акциях Банка Англии или Компании Южного моря) было связано с расширением своего влияния (в том числе политического) и повышением статуса. Однако история возникновения этого рынка в 1690-е годы оказалась заслонённой взлетом и крахом Компании Южного моря, которые привлекли всё внимание и современников, и более поздних историков. Инновации времён финансовой революции значительно отличались от системы государственных финансов во Франции, где доходы от продажи государственных земель шли на обогащение чиновников, а не на то, чтобы платить жалованием профессиональным служащим; сбор налогов был передан на откуп частным лицам, а отказ от выплаты долгов стал обычным делом. Попытки создать парламент – Генеральные Штаты, – оказались неэффективными, а инвесторы не проявляли интереса к государственным ценным бумагам – рентам, хотя те предлагались к продаже на выгодных условиях.

Так вследствие «Славной революции»1688 г. и под влиянием успехов голландской финансовой системы в Англии произошла финансовая революция, приведшая к возникновению полноценного финансового рынка, способного аккумулировать свободные капиталы. В этом смысле финансовая революция стала предпосылкой революции индустриальной (первые признаки которой отмечались в Англии еще в ХVІІ в.). Без инноваций в финансовой сфере и расширения возможности получения финансовых ресурсов индустриальная революция в Англии вряд ли была бы возможна. Поэтому, в сущности, английская финансовая революция предшествовала индустриальной, и к началу XVIII века Англия переняла у Нидерландов эстафету лидера.

Орфография, пунктуация и стилистика автора сохранены. Мнение автора данной публикации может не совпадать с мнением редакции. Редакция StockWorld не несет ответственности за информацию, содержащуюся в данном материале.
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Stockworld's telegram
Календарь новостей
Подробнее
Подробнее