Авторизация на порталеРегистрация на портале

Авторизация на портале

Авторизуясь на www.stockworld.com.ua Вы получаете доступ к расширенному функционалу портала: комментированию публикаций, организации встреч и участию в мероприятиях, созданию собственного профиля и просмотру профилей других зарегистрированных пользователей портала
РегистрацияЗабыли пароль?
Также Вы можете авторизироваться при помощи вашего профиля в социальных сетях. Вы автоматически принимаете на себя условия Правил поведения на портале, а также условий перепечатки и другого использования материалов портала
Авторизация на порталеРегистрация на портале
Также Вы можете зарегистрироваться при помощи вашего профиля в социальных сетях :
15.09.2016 | 13:28
32398
0

Венский крах 1873 г. и его последствия

Хроники одного из первых мировых финансовых кризисов и воспоминания о нем.

Предыдущие публикации из этой серии можно прочесть здесь и здесь.

Кризис 1873 года стал, вероятно, самым драматичным в ХІХ веке. В 1872 году учредительская горячка в Вене достигла такого размера, а участие доверчивой публики в спекуляции ценными бумагами на бирже – такого масштаба, что нетрудно было предвидеть приближение краха.

В начале 1870-ых годов мода на создание банков была настолько сильна, что даже строительные компании преобразовывали в банки.

С 1870 г. основное направление грюндерского бума было связано уже не с железнодорожными акционерными обществами, а с банками и строительными компаниями, часто создававшимися только лишь с целью получения прибыли от продажи акций. В начале 1870-ых годов мода на создание новых банков была настолько сильна, что даже строительные компании формально преобразовывали в банки, и когда начался кризис на Венской бирже, их накрыла волна банкротств.

Количество земельных участков в Вене, бывших объектом бурной спекуляции, достигло такого количества, что для их застройки потребовалось бы несколько десятилетий, а цены на землю, дома и квартиры выросли до небывалой высоты. Во многих случаях строительные компании даже не пытались застраивать приобретённые участки, а занимались спекулятивными операциями по их перепродаже, при этом нередко перепродавали земельные участки вновь создаваемым банкам и получали спекулятивную прибыль гораздо быстрее, чем в случае их застройки.

Когда начался кризис на Венской бирже, именно банки сначала накрыла волна банкротств.

В 1870 - 1873 годах в Австрии было учреждено 528 акционерных компаний, выпустивших ценных бумаг на 2,5 млрд флоринов, хотя в биржевых операциях давно уже наметилась тенденция снижения количества реальных покупок и продаж ценных бумаг. Так, 7 ноября 1857 года на Венской бирже было 90 тыс. сделок на 2 млн акций стоимостью 452 млн флоринов, но лишь около 8 % этих сделок предполагали фактическую продажу ценных бумаг, а все остальные были связаны с выплатой разницы курсов (Neuwirth J. Bankacte Und Bankstreit In Oesterreich-Ungarn, 1873).

Поскольку раздувание спекулятивного пузыря – явление не только экономическое, но и психологическое, трудно точно определить момент наступления краха. На Венской бирже он наступил 9 мая, в «чёрную пятницу». «Биржевая спекуляция достигла апогея своего развития в самое последнее время и особенно ярким её примером стал Венский крах в 1873 году, который обязан своим происхождением…. отчаянной биржевой спекуляции… имевший отголосок не только в Европе, но и в Америке» (Нисселович Л. Н. О биржах, биржевых установлениях и мерах ограничения биржевой игры, 1879).

«За 24 часа акции обесценились на сотни миллионов… даже с первоклассными… ценными бумагами никакие сделки не совершались» (Schaffle E. F. Gesammelte Aufsatze, 1885). «В дни 8 и 9 мая Венская биржа буквально обезумела от страха. Бурные сцены, которые там разыгрывались, имели почти революционный характер; никакое описание не может дать понятие о взрыве бешенства, которому предавались пострадавшие. Громадное большинство всех бумаг, котированных на Венской бирже, в эти два дня быстро, неудержимо утрачивало всякую ценность. Всякие биржевые сделки абсолютно прекратились. Царил полнейший хаос» (Вирт М. История торговых кризисов в Европе и Америке, 1877).

За первый день краха, 8 мая, приостановили платежи 150 компаний.

За первый день краха, 8 мая, приостановили платежи 150 компаний, за второй день – ещё 120 компаний. За несколько дней обанкротилось более 300 компаний. Кредит был полностью парализован, и операции производились только за наличные (Vienna`s Fair // The New York Times. – 1873. – May 25). С 31 марта по 28 ноября 1873 года падение курсов акций составило: для строительных компаний – 74 %, банков – 58 %, промышленных предприятий – 49 %, транспортных (преимущественно железнодорожных) компаний – 20 %. Пострадали в первую очередь мелкие акционерные общества. Обанкротилось 22 банка, а 17 были на грани краха.

Для ликвидации последствий венского кризиса 18 декабря 1873 г. был выпущен венгерский облигационный заём на 76 млн фл. Прибыльность облигаций была высокой – 9,5 %, и заём был успешно размещён на европейских биржах. Влияние «венского краха» достигло своего максимума в 1874 г., и тогда же отмечался наибольший рост количества самоубийств. В 1872 г. насчитывался 141 случай, в 1873 г. их было уже 153, в 1874 г. – 216. Их количество увеличилось на 51 % по отношению к 1872 г. и на 41 % по отношению к 1873 г. То, что это увеличение «единственной своей причиной имело экономическую катастрофу, доказывается тем, что особенно высоко оно было в самый острый момент кризиса, а именно в течение первых 4 месяцев 1874 г.». С 1 января по 30 апреля 1871 г. зарегистрировано 48 самоубийств, в 1872 г. – 44 и в 1873 г. – 43; в 1874 г. их насчитывалось за тот же период 73 – на 70 % больше.

В конце ноября 1874 года корреспондент петербургского «Финансового обозрения» сообщал из Вены, что, несмотря на прошедшее после кризиса 1873 года время, говорить о каком-либо улучшении нет оснований. «С приближением к концу года невольно задаёшься вопросами… насколько поправились обстоятельства со времени последнего, всем ещё так памятного кризиса». В Австро-Венгрии за истёкший год все отрасли «влачат жалкое существование», используя любые пути и средства, чтобы «дать своим акционерам хоть какой-нибудь дивиденд на капиталы, нередко даже и не существующие». Необычайно распространилось «спекулирование бумагами за свой собственный счёт… в самых широких размерах», от чего «многие из банков называют Parasitbanken». И хотя «новый закон о биржах в Австрии и обсуждаемый закон об акционерных обществах… служат предметом горячих споров» между предпринимателями и биржевиками, если подвести итог происходившим в Вене событиям, то, «смотря на всё даже самым оптимистическим взглядом», результат будет неутешительным» (Вена, 30 ноября 1874 года // Финансовое обозрение. – 1874).

Орфография, пунктуация и стилистика автора сохранены. Мнение автора данной публикации может не совпадать с мнением редакции. Редакция StockWorld не несет ответственности за информацию, содержащуюся в данном материале.
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter